Лизея
Чтобы все были живы, здоровы и счастливы, чтобы никто не уполз недолюбленным! (с) моё
"Все люди как люди, одна я вся в белом" - подумала Лиз, вылезая утром из норы. Оно и не удивительно - на траве изморозь, а лёва вылез в белой длинной тонкой околошерстяной кофточке на тонкую же водолазку. Осень. Золотые листья и алые яблоки на зелёной траве. Видать, последняя ещё на что-то надеется или не сдаётся из упрямства.

Жизненные нерешённые ситуации похожи на яблоки, которые подбрасываешь в небо. В лучшем случае они приземляться рядом и ты посмотришь на ситуацию со стороны, разыгранную кем-то другим. Но пробковый шлем лучше при этом не снимать. Потому что они приземляются. Все. Рано или поздно.


Зарисовка-притча об отношениях, бродит в голове: запишу, пока бродит.

"И зашёл Гость в дом, и очутился в огромном зале. И много там было людей, и все были в верхней одежде, и было светло и шумно. Всем, проходя, кивал хозяин дома, с кем-то заговаривал, кому-то протягивал руку. И протянул руку ему Гость, и улыбнулся и заговорил. Теплее стало вокруг них, улыбнулся в ответ хозяин, взял Гостя за руку и позвал за собой.
И вошли они во вторую комнату. И была она светлой и красивой, но людей меньше было в ней и сама она меньше была. Со всеми тут здоровался хозяин и ему все отвечали. Снимали шарфы и головные уборы, расстёгивали куртки и пальто, потому что было теплее . Недолго пробыл тут Гость и снова подошёл к нему хозяин, снова хорошо стало на душе у них, и повёл его хозяин в другую комнату.
Прекрасной была эта комната, тёплой и светлой. Вазы и картины украшали её, стулья стояли у стен. Мало людей было в ней и сама она небольшая была. Каждого обнимал хозяин, с каждым заговаривал, с каждым тепло и радостно было тут. Все тут были без пальто и обуви, и Гость снял пальто и ботинки, чтобы не запачкать ковра, не зацепить одеждой какую-нибудь вазу.
Пробыл Гость тут немало, рассматривал вазы, картины, говорил с людьми. И снова подошёл к нему хозяин, и почувствовал Гость, что теплее всех ему с ним. И повёл его хозяин в следующую комнату.
Маленькой была комната и роскошной. Тонкой работы ковры, прекрасные вазы и скульптуры, приглушенный, мягкий свет. И было там всего двое, кроме него. Нежностью сияли глаза тех, кто был в комнате и долго пробыл Гость среди них. И одежды на них почти никакой не было, потому что тесно было в маленькой комнате, от прикосновения на всём следы оставались, тонкой работы ткани грозили порваться от неловкого движения, стеклянные фигуры - разбиться. Но пришёл хозяин и провёл Гостя в последнюю комнату.
Меньше чулана была эта тёмная комната. Еле брезжил свет в ней. Стояли на полках вазы тонкие, как бумага и висели ткани хрупкие, как паутина. Мрачно было в комнате. Замер Гость уже вовсе без одежды, двинуться нельзя, сесть некуда, выдохнуть страшно. Позвал он хозяина и попросил пустить его в другую комнату, в которой прежде был. Тяжело посмотрел на него хозяин.
"Пустил я тебя в святую святых, в душу, в сердце своё. Доверился, хотел сделать тебя единственным. Недостоин ты оказался моей души. Покинь мой дом!"
И ушёл Гость, с грустью вспоминая теплоту сердец их и комнаты, где осталось столько прекрасных минут..."

@темы: Креатив, Отношения, Творчество, Философия, Я