Лизея
Чтобы все были живы, здоровы и счастливы, чтобы никто не уполз недолюбленным! (с) моё
Клубника и черешня пахнут ненавязчиво, красуясь яркими пятнами на столешнице, остывает чизкейк с изюмом. В шести одинаковых жестяных баночках с лотосами хранится, что придется, потому этикетки на них так и не прижились. Но они и не нужны. Кофе грубо гремит зёрнами, или совсем не слышен молотым, травяной заполошно шуршит, почти не двигается, зелёный сдержанно царапается гранулами, чёрный крупнолистовой делает то же, но нежней, а я ищу бархатный, равномерный шорох бопа, Broken Orange Pekoe, с которым предпочитаю делить утро выходного. Как только чайник закипит.
***
Вчера, пока Рика наматывал свои 6 км., сидела на берегу свежесозданного озера. Оно получилось большим, и почему-то кажется, что больше, чем тот луг, который я наблюдала на этом месте эти 10 лет. Рики говорит, что нет. В середине торчит пару деревьев. Не знаю, запустили ли уже рыбу, а лягушки запустились сами.
Первый день лета+19, жарким обещанием не назовешь.