Лизея
Чтобы все были живы, здоровы и счастливы, чтобы никто не уполз недолюбленным! (с) моё
Оранжевый восход среди фиолетовых туч, а через сто километров совсем другие небеса. Первый троллейбус из предрассветной тьмы, на пустых и тихих улицах - чёрный, как в детских страшилках: я его ни разу не видела днем. Но того, кто поднялся в такую рань, не напугаешь уже ничем больше.
Люпины, в которых я фотографировалась, оказывается, используются для обогащения почвы азотом. Это все объясняет. Потому что я все 4 часа дороги, глядя на фиолетовые поля, задавалась вопросом, когда я прозевала революцию, признавшую прекрасное важнее съедобного.